Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Иван Сапсалёв

Про собак и про собачью человечность

Сегодня, выгуливая самого популярного и любимого пёса в кругах Ивана Сапсалёва, в очередной раз убедился в том, что собаки — самые искренные, самые преданные и честные существа, помимо этого — ещё и самые добрые. Поговорка «злой, как собака» придумана злыми людьми, у которых, отродясь, не было собаки.
Ну, да хватит уже лирики, перейду от преамбулы к амбуле.
Давеча купил своему пёсу теннисных мячиков, чтобы играть с ним на прогулках. Благо — досталось и нам в этом году капельку снега, можно играться без опаски, что весь дом после будет измазан грязюкой.
Так вот, играем с Байроном в мячик (я кидаю, он приносит, оба счастливы от этого), а тут приходит на поляну мужичок с чёрным псом, который в полтора раза больше Байрона. Не смотря на разницу в весовых категориях, собакены моментально находят общий язык, начинают вдвоем играть с мячиком.
Всё хорошо, все довольны, но тут чёрный собакен обратил внимание, что если Байрон приносит мячик мне, то я его хвалю, глажу, ласково говорю с ним. Не будь дурак, он после моего очередного броска мячика (ура бейсболу!) опережает Байрона и приносит мне мячик. Я благодарю его, хвалю и тоже глажу.
Всё. С этого момента Байрон Монтикор Шеффилд превращается в Отелло, мавра Венецианского. Он, Байрон-Отелло, тут же вцепился зубами в шею «чернышу», который, напомню, больше его в полтора раза. Я судорожно пытаюсь отогнать, оттащить Байрона, «черныш» сначала пытался сопротивляться, потом просто хотя бы вырваться. В итоге, удалось мне достучаться до Байрона (догадался дать команду, крикнуть «Фу! Место!»).
Ругать его не стал. Нельзя пацана за драку ругать, надо лишь объяснить, когда и за что надо драться, а когда — не стоит. Присел на корточки, объяснил Байрону, что не стоит ревновать, не стоит за меня бояться в этой ситуации («черныш» хоть и большой, но твой Хозяин-то ещё больше). Байрон успокоился. Проникся.
И теперь «апогей этой феерии». Мы уходим с Байроном с поляны, у него в зубах мячик, с которого всё началось. Проходя мимо «черныша» Байрон подбегает к нему, выбрасывает из пасти мячик, чуть-чуть виляет хвостом, и бежит назад ко мне.
— Мячик подарил что-ли? — спрашиваю я.
— [Да], — отвечает Байрон, виляя хвостом.
— Ты так перед ним извинился что ли?
— [Да-да-да, Хозяин! Правильно меня понял! Можно я ему мячик оставлю, а не буду тебе его нести, как положено?]
Я чуть не прослезился…
В качестве «вишенки на торте», процитирую Михаила Афанасьевича: «Оскорблял меня, точнее думал, что оскорбляет, называя собакой. Я же ничего плохого в этом животном не вижу».
Иванушка и Алёнушка

Малая Родина

Прости меня, Новосибирск,
Что нам с тобою не слюбилось.
А без любви — скажи на милость!
Ну, разве ж, право, это жизнь?

Не обижайся! Ты — «вполне»,
Порой бываешь даже «очень»,
Во многом лучше многих прочих,
Но, извини, ты — не по мне.

Прошу, прости мне сухость глаз
И торопливость расставанья.
Не километры расстоянья,
А судьбы разделяют нас.

Ну что ж, мой город, будь здоров!
Я буду помнить твое лоно.
Прости-прощай… С земным поклоном,
Твой блудный отпрыск, Сапсалёв.
Вперёд за Питер!

гэМасква

Мне здесь неуютно, тревожно и душно.
Я здесь одинок, и, наверное, слаб.
Себя самого собираю в кулак:
«Терпи, человече, так дóлжно, так нужно!»

Шагай по Садовому, там, где Содом.
Терпи рядом с Пресней, где пыльно и тесно.
Конечно, ты знаешь: тебе здесь не место.
Терпи, человече, воздастся потом!

Ты скоро вернешься в родной Петербург.
Там все тебе мило, там сыро, тепло,
Там сердце дрожит, будто дрожью свело.
И каждый второй — твой товарищ и друг.

Там дома она, ждет тебя у окошка
Парадной, замкнувшись в домашнем халате.
Там дома — вдвоем на двуспальной кровати...
Терпи, человече, осталось немножко.

Осталось всего-то два дня, всего ночь,
И ты побежишь по асфальту перрона,
Протянешь билет проводнице вагона,
И вспомнишь слова Грибоедова: «Прочь…»

Сапсалёв и Сапсалёва

Тактичное объявление

В минувшее воскресенье отправились с подругой в прогулку по т.н. «Петербургу Достоевского», т.е. погуляли по центру, посетили все памятные места, связанные с Федором Михайловичем и его творчеством, но об этом будет отдельный пост, как только не поленюсь выложить фото.
А данный пост о замечательном, на мой взгляд, объявлении, которое Ваш покорный слуга имел счастье лицезреть на входной двери какого-то кафе на Садовой. У входа в это кафе постелен коврик, дабы посетители вытирали ноги и заносили поменьше грязи внутрь. Объявление на входной двери тонко намекало на то, что неплохо было бы каждому входящему воспользоваться этим ковриком по прямому назначению, т.е. вытереть ноги. Именно тонко намекало! Не требовало: «Вытирайте ноги», не давило на «всяк сюда входящего», а тактично и весьма остроумно намекало. Текст объявления был такой: «Не правда ли, у нас замечательный коврик?».
Воистину! Мой город — это культурная столица!
Вперёд за Питер!

Наш Остров

Слушай,
        Надюша,
                Я тут прослышал:
Если под утро забраться на крышу
И навострить вопросительно уши,
Можно почувствовать, даже услышать

Шепот домов, говорящих друг с другом:
Спорящих, вздорящих, бьющих посуду.
Все они, строясь фасадами в линию,
Любят, живут и страдают... Как минимум,

Если придем к ним, их просто послушаем,
Может и легче их каменным душам
Будет, а может и нам с тобой тоже —
Мы же с тобой на них очень похожи…

Впрочем,
        Надёчек,
                Если не очень
Хочешь вставать посреди белой ночи,
Если уют углового дивана,
Заспанный бок Сапсалёва Ивана
Стали тебе заменять, как ни странно,

Василеостровское тёмное пиво,
Западный ветер на плитах залива,
Средний проспект
        И шестую-седьмую,
Столик кафе,
        Где мы напропалую
Ночь напролет ожидали рассвета…
Ну, неужели забудем мы это?

Надька,
        Давай-ка
Вернемся на Остров!
Знаю! Я знаю — это не просто,
Знаю, что «кризис», «инфляция», прочее…
Но неужели нас так заморочили,
Что мы в рублях, килограммах и герцах
Станем считать то, что только лишь сердце
Сможет понять,
        Оценить и измерить?
Хватит считать!
        Ну, давай уже верить!
Вперёд за Питер!

Литературные рекомендации

Прочитал весьма интересную книгу Эрленда Лу "Наивно. Супер". Настоятельно рекомендую к прочтению всем, переступившим меридиан своей жизни, или приближающимся к нему. Светлая, простая и легкая книжка о поисках смысла жизни двадцатипятилетним мужчиной.
Легкий язык, ненавязчивый юмор, реализм, не испачканный, как большинство современных произведений, пахабщиной и сексуальной озабоченностью. Описания персонажей, событий напоминают акварельный этюд, или карандашный набросок, настолько легким штрихами они выполнены. Вот наглядный пример: "У меня есть два друга: один хороший и один нехороший."
Читайте книги, друзья мои!